Preview

Фармация и фармакология

Расширенный поиск

МЕТОД ОПРЕДЕЛЕНИЯ ВЕРХНЕГО ПРЕДЕЛА АУТОРЕГУЛЯЦИИ МОЗГОВОГО КРОВООБРАЩЕНИЯ У КРЫС

https://doi.org/10.19163/2307-9266-2018-6-5-488-498

Полный текст:

Аннотация

Основной задачей феномена ауторегуляции мозгового кровообращения является поддержание постоянной скорости мозгового кровотока при изменениях системного артериального давления в диапазоне от 50 мм рт. ст. до 150 мм рт. ст. Для изучения данного явления существует два подхода: динамический и статический. Известно, что динамический подход изучения ауторегуляции может при помощи расчетных показателей косвенно охарактеризовать данный феномен, а описанные статические методы только нижний предел ауторегуляции мозгового кровотока. Целью исследования явилась разработка метода определения значения давления в точке «срыва» верхнего предела ауторегуляции церебральной гемодинамики. Материалы и методы. Эксперимент был выполнен на крысах самцах 200–250 г линии Wistar, содержащихся в стандартных условиях вивария. Суть метода установления верхней точки «срыва» ауторегуляторных механизмов мозгового кровообращения заключается в нагнетании при помощи перистальтического насоса крови из бедренной артерии в обе сонные, контролируя при этом давление и скорость мозгового кровотока. Во избежание потери крови в результате перераспределения кровотока перевязывали наружные сонные артерии. Давление измеряли прямым методом. Так как давление создается сопротивлением сосудов головного мозга, то его можно измерить в месте входа специально смоделированных катетеров в сонные артерии. Скорость мозгового кровотока измеряли ультразвуковым допллерографом, используя программу ММ-Д-К-MinimaxDoppler v.2.1. Для установления возможности использования данного метода в изучение влияния веществ на ауторегуляцию мозгового кровообращения был изучено влияние ницерголина на данный феномен. Препарат вводили в виде суспензии интарагастрально крысам за 1 час до снятия показаний. Результаты и обсуждение эксперимента показали, что у интактных крыс точка «срыва» верхнего предела ауторегуляции была зафиксирована на 165,0 ± 3,4 мм рт. ст. (M ± m). Статистическая обработка полученных данных свидетельствует о нормальности распределения полученной выборки и валидности разработанного метода. Введение ницерголина привело к увеличению давления, при котором наблюдался «срыв» механизмов ауторегуляции до 181,7 ±4 ,7 мм рт. ст., что было достоверно выше значений интактной группы. Заключение. В результате эксперимента на крысах самцах была разработана валидная методика определения значения кровяного давления в верхней точке «срыва» ауторегуляции церебральной гемодинамики и установлено, что ницерголин сдвигает границу функционирования феномена ауторегуляции к более высоким значениям.

Об авторах

А. В. Воронков
Пятигорский медико-фармацевтический институт – филиал ФГБОУ ВО «Волгоградский государственный медицинский университет» Минздрава России
Россия

Воронков Андрей Владиславович – доктор медицинских наук, доцент, заведующий кафедрой фармакологии с курсом клинической фармакологии.

357532, г. Пятигорск, пр. Калинина, 11



А. С. Лысенко
Пятигорский медико-фармацевтический институт – филиал ФГБОУ ВО «Волгоградский государственный медицинский университет» Минздрава России
Россия

Лысенко Александр Сергеевич – аспирант кафедры фармакологии с курсом клинической фармакологии.

357532, г. Пятигорск, пр. Калинина, 11



Список литературы

1. Eric C. Peterson, Zhengfeng Wang, Gavin Britz Regulation of Cerebral Blood Flow // International Journal of Vascular Medicine. – 2011. – Vol. 2011, – P. 8. DOI:10.1155/2011/823525.

2. Черток В.М., Коцюба А.Е. Эндотелиальный (интимальный) механизм регуляции мозговой гемодинамики: трансформация взглядов // Тихоокеанский медицинский журнал. – 2012. №2. – C. 17–26.

3. Воронков А.В., Лысенко А.С., Бандура А.Ф. Влияние новых производных пиримидин-4-она на показатели ауторегуляции мозгового кровообращения и вазодилатирующую функцию эндотелия сосудов головного мозга крыс на фоне хронической гемической гипоксии // Анализ риска здоровью. – 2018. №1. – C. 98–103. DOI: 10.21668/health.risk/2018.1.11.

4. Воронков А.В., Лавинский Н.Г., Арльт А.В., Лысенко А.С. Оценка ауторегуляции церебральной гемодинамики у крыс самок при эндотелиальной дисфункции, вызванной недостаточностью половых гормонов // Журнал научных статей Здоровье и образование в XXI веке. – 2016. – Т. 18, №3. – C. 107–111.

5. Strebel S. Dynamic and static cerebral autoregulation during isoflurane, desflurane, and propofol anesthesia // Anesthesiology. – 1995. – Vol. 83, №1. – P. 66–76.

6. Tiecks F. Comparison of static and dynamic cerebral autoregulation measurements // Stroke. – 1995. – Vol. 26, №6. – P. 1014–19.

7. Aaslid R. Cerebral autoregulation dynamics in humans // Stroke. – 1989. – Vol. 20, №1. – P. 45–52.

8. Семенютин В.Б. Печиборщ Д.А., Алиев В.А. Оценка динамической ауторегуляции мозгового кровотока с помощью передаточной функции // Вестник российской военно-медицинской академии. – 2013. – Т.2, № 42. – C. 86–98.

9. Hlatky, R. Analysis of dynamic autoregulation assessed by the cuff deflation method // Neurocrit. Care. – 2006. – Vol. 4, №2. – P. 127–132. DOI: 10.1385/NCC:4:2:127.

10. Newell, D. Effect of transient moderate hyperventilation on dynamic cerebral autoregulation after severe head injury // Neurosurgery. – 1996. – Vol. 39, №1. – P. 35–43.

11. Гайдар Б.В., Свистов Д.В., Храпов К.Н. Полуколичественная оценка ауторегуляции кровоснабжения головного мозга в норме // Журн. неврологии и психиатрии им. С.С. Корсакова. – 2000. № 6. – С. 38–41.

12. Семенютин В.Б., Алиев В.А. Современные методы оценки ауторегуляции мозгового кровотока // Региональное кровообращение и микроциркуляция. – 2011. – Т. 10, №4 (40). – С. 13–27.

13. Ekström-Jodal B, Häggendal E, Linder LE, Nilsson NJ. Cerebral blood flow autoregulation at high arterial pressures and different levels of carbon dioxide tension in dogs. Eur Neurol. – 1971. – Vol. 6, № 1. – P. 6–10. DOI: 10.1159/000114457.

14. Enevoldsen, E. Autoregulation and CO2 responses of cerebral blood flow in patients with acute severe head injury // Neurosurg. – 1978. – Vol. 48, №5. – P. 689–703. DOI: 10.3171/jns.1978.48.5.0689.

15. Александрин В.В. Ауторегуляция мозгового кровотока в норме и в период постишемической гипоперфузии // Патогенез. – 2012. – Т.10. № 1. – С. 27–30.

16. Погорелый В.Е. Гаевый М.Д., Арльт А.В., Давидов Е.Р., Гацура В.В. Влияние препаратов цитохрома С на ауторегуляцию мозгового кровотока в условиях ишемии мозга // Экспериментальная и клиническая фармакология. – 1996. №5. – С. 18–20.

17. Лысенко А.С. Изучение вазодилатирующей функции эндотелия сосудов головного мозга крыс в условиях экспериментально смоделированного срыва ауторегуляции// В сборнике: Актуальные проблемы экспериментальной и клинической медицины Материалы 72-й открытой научно-практической конференции молодых ученых и студентов ВолгГМУ с международным участием. Волгоград. 2014. С. 32–33.

18. Онбыш Т.Е. Погорелый В.Е., Макарова Л.М., Слюнькова Н.Е. Влияние ницерголина на ауторегуляторные реакции сосудов мозга при реперфузионных нарушениях мозгового кровообращения / Онбыш Т.Е. // Разработка, исследование и маркетинг новой фармацевтической продукции. – Пятигорск: Пятигорская ГФА, 2005. – Вып. 60. – С. 401–402.


Для цитирования:


Воронков А.В., Лысенко А.С. МЕТОД ОПРЕДЕЛЕНИЯ ВЕРХНЕГО ПРЕДЕЛА АУТОРЕГУЛЯЦИИ МОЗГОВОГО КРОВООБРАЩЕНИЯ У КРЫС. Фармация и фармакология. 2018;6(5):488-498. https://doi.org/10.19163/2307-9266-2018-6-5-488-498

For citation:


Voronkov A.V., Lysenko A.S. METHOD FOR DETERMINING THE UPPER LIMIT OF CEREBRAL AUTOREGULATION IN RATS. Pharmacy & Pharmacology. 2018;6(5):488-498. (In Russ.) https://doi.org/10.19163/2307-9266-2018-6-5-488-498

Просмотров: 130


Creative Commons License
Контент доступен под лицензией Creative Commons Attribution 4.0 License.


ISSN 2307-9266 (Print)
ISSN 2413-2241 (Online)